Главный Гарант и Главный Нарушитель

Я не могу повлиять на решения или капризы моего Президента. Я не могу повлиять на избранного сонмом народных депутатов Премьер-министра. На его ложь, на его полуправду, на его некомпетентность.

Я, один из немногих граждан этой страны, могу и смею говорить и писать то, что думаю. В чём уверен. К сожалению, день принятия Конституции не был моим праздником. Потому что тогда, в тот день, в ту конституционную ночь, я уже твердо знал: я чужой в своей собственной стране.

Мой лагерный друг Генрих Алтунян, безвременно ушедший из этого мира из-за качества отечественной системы здравоохранения, очень гордился своим личным участием в этом историческом событии. Он был тогда депутатом Верховной Рады. Я понимал его эмоции дважды судимого лагерника. Хотя и он неоднократно почувствовал себя чужим в этой стране. Так, одна из членов нашего парламента в день голосования за гимн Украины, резко сказала ему: «Ты – не этнический украинец. Поэтому твоя позиция мне неинтересна». Дама также была из наших, из лагерников…

И у Сталина была конституция. Где ни слова не было о репрессиях виновных и безвинных, о неправосудных судилищах «тройках». К реалиям советского государства сталинская конституция отношения не имела.

Затем у нас была брежневская конституция. Также не имевшая никакого отношения к реалиям жизни в советской стране. В эти сравнительно мягкие времена (политзаключенных в стране было несколько тысяч, в отличие от сталинских нескольких миллионов), социалистическая законность продолжала опираться не на нормы конституции, а на силу телефонного права и ведомственные нормативные акты низшего уровня. Наиболее яркой иллюстрацией этого нормативного извращения были «Паспортные правила», засекреченный документ, не имевший законодательного статуса, но определявший жизнь всех советских граждан.

Уже потом, спустя годы мы обрели свою конституцию, главный законодательный акт независимого украинского государства. Вслед за его принятием в стране появилось множество его восторженных толкователей, политологов и юристов. Но суть осталась прежняя, советская: конституционные нормы являются красивой декларацией, а жизнь наша украинская продолжилась в том же советском неправовом русле.

Незыблемая система моноконституционного акта (выражаюсь специально-юридическим языком) нарушалась неоднократно по прихоти всех наших единоначальных президентов без всякого испрашивания на то воли народа. А законодатель и правительство и сегодня творят свои нормы безо всякого соответствия их конституции.

Чем ближе мы подойдем к президентским выборам, тем чаще мы услышим призывы политиков к модернизации или полной замене нашей конституции. Смысл в этом есть, уж больно отличаются наши реалии от игнорируемых самим государством правовых конституционных норм. Можно и заменить, это для нас дело плёвое. Да и специалисты-конституционалисты всем нам пояснят грядущую прелесть изменений…

Но изменений не будет. Главный Гарант конституции будет по-прежнему ее Главным Нарушителем. Всегда приспосабливающийся к праву сильного (т.е. президента) наш Законодатель будет по-прежнему выполнять домашние задания. Да и Премьр-министр вряд ли перестанет окуривать нас фимиамом устойчивых улучшений.

Что ж, так мы жили и так будем жить. Таковы наши традиции.

ТОП новости

Вход